Архив за месяц: Февраль 2017

Умные картинки, или Подсказки себе самому

Журнал «Русский язык» № 30/2004

МЕТОДИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ

Алексей БИЗИНОВ,
г. Санкт-Петербург

О том, как можно просто запоминать сложные правила русского языка

Как известно из теории памяти, зубрежка – один из самых неэффективных способов запоминания, к тому же требующий огромных усилий для воспроизведения. Между тем многие школьники по традиции зубрят, вновь и вновь сталкиваясь с трудностями запоминания материала и наработки навыка.
В этой работе предлагается методика, полезная в тех случаях, когда:
– ученик плохо запоминает правила;
– ученик понял правило и вначале успешно выполнял практические задания, но быстро многое забывает;
– ученик зазубрил правило, но нет хорошего понимания, и поэтому он продолжает делать ошибки.

О практических навыках грамотного письма

  • БСЭ: Навык – доведенное до автоматизма умение решать тот или иной вид задачи. (Всякий новый способ действия, протекая первоначально как некоторое самостоятельное, развернутое и сознательное действие, затем в результате многократных повторений может осуществляться уже в качестве автоматически выполняемого действия, т.е. получается навык в собственном смысле слова.)

Если на одно и то же правило (предположим, на дополнительных занятиях или курсах) дать достаточно много разнообразных практических работ да еще в сочетании с хорошим объяснением, то у многих учеников количество ошибок на это правило уменьшится или даже они вовсе исчезнут. Ура! Казалось бы, мы выработали у учеников умение (а может, даже навык?). Но, увы, проходит время – и у большинства учеников снова появляются ошибки по этой теме. Без ошибок продолжают писать только немногие дети.

Так не способность ли долго сохранять приобретенный практический навык или умение является одной из основ, определяющих грамотность? А если к тому же навыки вырабатываются быстро, то не их ли называют «врожденной грамотностью»?

Как долго должно сохраняться умение или навык для обеспечения грамотности? Как минимум до следующего повторения этой темы.

Пример образования похожего навыка можно привести из области другой дисциплины – высшей математики. В вузе на контрольной работе дается несколько математических примеров, и решить их надо за 1,5 часа. Дело в том, что каждый пример может быть решен одним из 5–6 типовых способов, но нет времени подбирать их наугад, контрольную можно успешно написать только в том случае, если по внешнему виду примера студент сразу определяет способ его решения. Все студенты, сдавшие зачет, решая на стадии подготовки то или иное количество примеров, приобретали такой навык. Простота задачи заключалась в том, что полученный навык надо было сохранять только несколько дней.

Логично предположить, что практический навык (по пунктуации, например) позволяет, не проводя подробный анализ, быстро распознать в написанном предложении его структурные элементы (знакомые по практическим занятиям) и выполнить расстановку знаков. В сложных случаях узнавание одних структур, конечно, сочетается с грамматическим анализом других.

Очевидно, в таких случаях стирается грань между хорошо развитым умением и навыком.

О комплексном характере навыка

Утверждение о том, что некоторые люди пишут грамотно, но при этом не помнят правил (точнее, не помнят некоторых подробностей правил), может привести к интересному выводу: эти люди не помнят подробностей за ненадобностью!

Когда мы произносим знакомые слова, вспоминаем ли мы, из каких букв (звуков) состоит слово? Нет, в нашей памяти есть целостный образ слова, и мы вспоминаем слово целиком. Сравните, когда мы пытаемся запомнить длинное иностранное слово, то его мы разучиваем по частям. Встретив хорошо знакомого человека, мы узнаем его сразу, а не по отдельным приметам. В то же время на просьбу воспроизвести по памяти его черты (например, какого цвета его глаза, форма носа и т.д.) мы не всегда сможем ответить правильно.

А правила содержат подробный перечень сведений, определяющих ту или иную грамматическую единицу. И эти подробности не надо воспроизводить по памяти тем, кто может узнать грамматическую конструкцию в целом.

Вероятно, в нашем мозге даже независимо от нашего желания возникновению навыка предшествует такая обработка материала, в результате которой формируется и запоминается некий комплексный образ грамматической конструкции и в дальнейшем становится возможным узнавание ее сразу по нескольким признакам.

Внешние факторы

Из-за сложности и неоднородности частей, из которых состоит грамматика русского языка, мы вынуждены усваивать ее разными путями.

Во-первых, по каким-то темам удается выработать и сохранять навыки. Причем, например, навык, обеспечивающий правописание словарных слов, отличается по механизму образования от навыков, обеспечивающих правописание согласно каким-то правилам.

Во-вторых, если навык не удалось образовать, то приходится постоянно подновлять в памяти знание правил и тренироваться в применении грамматического анализа.

Какие внешние факторы, кроме практической тренировки, больше всего способствуют образованию этих умений и навыков?

Если рассматривать сложные случаи, то, конечно, это – хорошее, понятное объяснение, которое ученик сможет надолго запомнить. А если не сможет? Чего будут стоить самые хорошие объяснения, если ученик не сможет их запомнить?

Как же помочь тем, у кого полученный навык и знание правил быстро пропадают? Напрашивается ответ: создать методику, помогающую запоминать.

Мы предлагаем создать методику запоминания, опирающуюся на зрительную память. Этот вид памяти мало используется в учебном процессе. Кстати, у большинства людей зрительная память является ведущей.

Особенность памяти

Представьте себя последовательно в двух ситуациях: а) вы прослушали трехчасовую лекцию о каком-нибудь городе, где никогда не были; б) вы совершили трехчасовую экскурсию по тому же городу, слушая тот же текст.

Из собственного опыта все знают, что во втором случае мы запомним больше. Но наша способность запоминать при этом не менялась! Мы изменили лишь форму подачи материала: добавилась образная информация (то, что мы увидели, потрогали руками и т.д.). Вся эта информация одновременно запоминалась словесными и образными структурами памяти (эти структуры памяти находятся в разных отделах мозга). И, вспоминая, мы получаем возможность черпать информацию из всех этих источников.

Образная информация дублирует и поясняет словесную информацию. Иначе говоря, при воспроизведении каждая структура памяти вносит свои дополнения в общую картину.

Ниже мы покажем, как можно использовать эту особенность нашей памяти при изучении правил русского языка.

О недостатках механического запоминания

Нередко приходится слышать, что есть ученики, которые хорошо знают правила, но при этом делают ошибки на те же правила. Причин может быть много, назовем одну из них: недопонимание смысла правила из-за того, что выбран неподходящий для конкретного ученика способ запоминания.

Дело в том, что правильное написание является результатом применения нескольких мыслительных операций, и если первая – вспоминание какого-то правила и удержание его в оперативной памяти – требует от ученика больших усилий, то сил на выполнение других операций у него уже не остается.

Например, ученик может выделить в предложении обращение и при этом забыть поставить знаки препинания, выделяющие прямую речь (или наоборот). Между тем, как известно из теории памяти, что-либо, запомненное с помощью зубрежки, у некоторых учеников держится в памяти неустойчиво и требует больших усилий для воспроизведения.

Доказательство этого любой человек может привести из собственного школьного опыта. Информация, «усвоенная» с помощью большого количества бездумных повторений, зачастую никак не желает воспроизводиться именно в тот момент, когда она очень нужна, например, в момент ответа у доски, и быстро всплывает в памяти, как только начал отвечать другой ученик. Для воспроизведения не хватило самой малости – небольшой подсказки.

Причины забывания

Для ученика правило обычно представляет собой набор сведений, мало связанных между собой. А ведь забывание (упускание из виду) даже небольшой части правила (всего лишь одного слова или даже буквы!) может привести к ошибкам.

Например, упустив из виду, что правило относится только к правописанию наречий, ученик не может вспомнить, когда надо ставить дефис, а когда нет (ср. будь по-моему, но по моему желанию). Или же ученик не может вспомнить, перед какой буквой ставится «твердый знак», а перед какой не ставится (ср. двухъярусный, но двухэтажный).

Каким же образом идет процесс забывания правила (во времени)?

Предположим, мы выучили правило. Что произойдет в нашей памяти с этой полезной информацией впоследствии? В течение какого-то времени (t1) мы будем помнить все?

Следующий временной отрезок (t2) можно будет охарактеризовать тем, что, хотя мы «забыли» какие-то части правила, тем не менее мы можем быстро восстановить их в памяти, если:

а) нам кто-то или что-то подскажет (но обычно это запрещено);

б) мы воспользуемся такой подсказкой к правилу, которую легко запомнить, и она сохраняется в памяти более долговременно, чем само правило.

В предлагаемой методике созданы подсказки, когда можно «подсказать» самому себе. Речь идет о картинках-образах. Часть из них в качестве примеров приведена ниже.

Как видно из схемы, время, в течение которого мы в состоянии вспомнить правило, может сложиться из суммы двух отрезков t1 и t2, и оно гораздо больше времени удержания в памяти правила без использования подсказки (t1).

Картинки-подсказки в примерах

1) Правописание слов с разделительным ъ

Разделительный ъ пишется после приставок на согласную перед е, ё, ю, я: подъезд, подъём, изъять.

Пояснения к картинке-подсказке

Башня похожа на ъ и стоит на подставке, напоминающей условное обозначение приставки, – это «подсказывает» связь ъ и приставки.

Ъ всегда рад таким гостям, как ёж с яблоком и ежиха в юбке, потому что первые буквы названий этих животных и предметов соответствуют его любимым буквам е, ё, ю, я.

Центральное место на картинке занимает подъемный мост. Подъемный – это слово-пример, имеющее достаточно распространенную приставку под-, оканчивающуюся на согласную.

При необходимости можно обыграть название знака – твердый. Например, таким образом: дом твердого знака стоит на острых, твердых скалах. Можно обратить внимание на пространственное расположение предметов на рисунке слева направо: сначала идет подставка (напоминающая обозначение приставки), потом башня, символизирующая «твердый знак», и в завершение – ежики, подсказывающие буквы, перед которыми ставится ъ.

2. Правописание корней с чередованием гласных е – и

В корнях с чередованием гласных е – и (-бер-/-бир-, -блест-/-блист-, -дер-/-дир-, -жег-/-жиг-, -мер-/-мир-, -пер-/-пир-, -стел-/-стил-, -тер-/-тир-) пишем букву и только тогда, когда за корнем следует суффикс -а-: стереть – стираю, запереть – запираю.

Рис. Леонида Мельника

Пояснения к картинке-подсказке

Для того чтобы запомнить по одному слову с каждым из этих корней, представьте себе, что вы перенеслись лет на 200 назад и оказались в роли дежурного по классу. Вам прочли наставления (см. рисунок, начиная со стоящего на первом плане стола и далее по часовой стрелке):

На стол свежую скатерть постелить.
Стекла должны блестеть.
С доски стереть (см. рис.).
Лампу не зажигать.
Дверь не запирать.
Не то выберу лозу
И выдеру как сидорову козу.
«Сейчас я со смеху помру (помер – помираю)», – подумал я и проснулся.

Конечно, многие корни из названных выше имеют большие гнезда, но запоминание хотя бы одного слова из гнезда существенно упростит задачу узнавания остальных слов.

3. Знаки препинания в сложном бессоюзном предложении

Если во втором предложении раскрывается содержание или называется причина сказанного в первом, то перед вторым предложением ставится двоеточие.

Значение второго предложения

Можно вставить

Примеры

а) Причина того, о чем говорится в первом

потому что
так как

Выйти невозможно [так как]: на улице сильный мороз.

б) Раскрывает (поясняет, расширяет) содержание первого

а именно

Темный лес хорош в яркий солнечный день [а именно]: тут и прохлада, и чудеса световые.

(М.Пришвин)

в) Раскрывает (поясняет, расширяет) содержание первого

и увидел
(и услышал);
и увидел, что…
(и услышал, что…);
что

Я выглянул из кибитки [и увидел]: все было мрак и вихорь. (А.С. Пушкин)

Можно вставить просто союз что, если в предложении уже есть сказуемое типа увидел,понял и т.д.

Пояснения к картинке-подсказке

Как можно запомнить, какие значения может иметь второе предложение?

Составим фразу по сюжету рисунка: «Я посмотрел в бинокль и увидел, что у причала бегемот раскрыл содержание (книги) и ревет. Наверное, это была книга о вкусной и здоровой пище».

Заметим, что слово причал созвучно слову причина. Линзы бинокля напоминают двоеточие. Важную роль имеет пространственное расположение элементов на этой картинке: предметы, напоминающие о предложениях, имеющих значение причины или раскрывающих содержание первого предложения, находятся справа от двоеточия.

На бегемоте – ошейник. Ошейник ассоциируется с подчиненностью, т.е. напоминает о том, что второе предложение – придаточное. Человек, конечно, является главным по отношению к животному в ошейнике, поэтому на рисунке человечек в скобках напоминает о том, что впереди (перед двоеточием) стоит главное предложение:

Выйти невозможно, потому что на улице сильный мороз.

Выйти невозможно: на улице сильный мороз.

О достоинствах подсказки

Еще раз повторим, что для ученика правило представляет собой набор сведений, мало связанных между собой. Мы же, не вторгаясь в текст правила (дабы не создать для учеников дополнительных трудностей), связываем между собой части подсказки. То есть используем два вида связи:

– сюжетную, связывающую предметы на картинке, – чтобы можно было легче запомнить все предметы, входящие в подсказку;

– ассоциативную, при помощи которой признаки предметов вызывают в памяти соответствующие положения (части) правила. [Ассоциация – связь между представлениями, при которой одно из представлений вызывает другое по сходству, по смежности, по контрасту (Толковый словарь).]

Картинка-подсказка обладает, на наш взгляд, следующими неоспоримыми достоинствами:

– краткость (по сравнению с правилом);
– легко запоминается, долго хранится в памяти, так как а) задействована высокоэффективная и малозагруженная структура памяти – образная; б) все части подсказки, в отличие от правила, связаны между собой;
– напоминает все основные положения правила;
– уменьшает интенсивность умственной нагрузки в процессе запоминания и особенно повторения учебного материала; повторять можно быстрее, охватывая за один раз больший объем.

Для большей эффективности методики можно совместно с учениками придумывать новые образы. Можно дать задание, чтобы ученики сделали это самостоятельно. Если кто не умеет рисовать – не беда, можно делать чисто условные зарисовки. А можно, например, задействовать компьютер или использовать готовые картинки.

Рисунки также можно записать на видеокамеру, озвучить и поручить особо заинтересованным родителям «прокручивать» их перед своими чадами вместо рекламных пауз во время просмотра интересного фильма.

Итак,

все знают о том, что понимание способствует запоминанию, но существует и обратная связь. Если мы поможем ученику запомнить больше, то на определенной ступени накопления знаний ученик сможет перейти на качественно более высокий уровень понимания. Речь идет о переходе от понимания отдельных правил к пониманию грамматических закономерностей, которым подчиняются группы правил. Это, в свою очередь, будет способствовать существенному увеличению времени хранения информации в памяти и лучшему запоминанию новой информации из этой области.

Мы будем очень благодарны учителям, которые решат попробовать поработать с подобными картинками-подсказкамии и пришлют в редакцию письма с результатами своих «экспериментов».

P.S. Не надо путать представленные выше рисунки с традиционными наглядными пособиями – схемами и таблицами. Рисунки и схемы не конкуренты, а взаимодополняющие друг друга виды наглядного учебного материала.
Удачные схемы и таблицы хорошо помогают при объяснении нового материала, но плохо усваиваются долговременной памятью, в основном из-за своего однообразия.

________________________________________________________

Представленная методика предназначена для дополнительных занятий с теми учениками, у которых возникают трудности с запоминанием сложных правил русского языка.
Для средней школы.
Методика запатентована ©.

Как помочь неуспевающим.

 Журнал «Руссский язык»  №6/2006

МЕТОДИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ

А.БИЗИНОВ,
г.  Санкт-Петербург

Речь в статье идет о необходимости регулярных 5–10-минутных домашних занятий, которые проводятся с помощью родителей. Основная цель – повторение основ орфографии и грамматики.
А как же без специального образования смогут заниматься с детьми родители? Большинство из них успешно справится с этим делом, если им предоставить на страницах газеты (и через Интернет) подробные разработки таких занятий (обычно достаточно полстраницы печатного текста, включающего правило и устное упражнение). Занятия с родителями позволят успешно заполнить существующие у ребенка пробелы в обучении, на что у учителей не хватает времени на уроке.

  1. Одна из причин неуспеваемости – недостаточная устойчивость внимания

Знакомая многим ситуация: неуспевающего ученика заставляют ходить на дополнительные занятия, а ожидаемого результата нет. Возможно, мы совершаем ошибку. Причиной неуспеваемости может оказаться вовсе не лень ученика или недостаточное внимание к нему со стороны учителя на уроке, а недостаточная устойчивость внимания*Другими словами, ребенок не готов усваивать учебный материал в течение 45 минут урока или соизмеримого по длительности дополнительного занятия. Но он справится с работой, если организовать регулярные дополнительные занятия, на которых подача учебного материала будет осуществляться гораздо меньшими порциями.

Способность удерживать внимание в течение урока является скорее исключением из правил. Не следует путать дисциплинированно сидящий класс и внимательно слушающих учеников. Приведем некоторые сведения из психологии. Через 5–6 минут напряженной монотонной работы практически у всех возникают трудности с удержанием внимания. Если объект не вызывает интереса, то мозг временно снижает внимание к объекту. После этого часть людей усилием воли снова сосредоточивает внимание на изучаемом объекте, но большинство переключается на что-либо другое.

Студентов колледжа попросили записать мысли, которые возникают в ходе занятий. Результаты оказались следующими: 20% слушали внимательно, хотя только 12% слушали активно; 20% думали о предстоящем свидании; 20% предавались воспоминаниям; остальные мечтали, переживали, беспокоились, размышляли на произвольные темы (Атватер И. Я вас слушаю. Психология внимания / Под ред. Гиппенрейтера).

  1. Как надо проводить короткие занятия? Какова практическая польза от них?

Нам следует учесть следующее: нельзя сильно урезать свободное время ученика, нельзя переутомлять ученика, надо учитывать особенности его внимания.

Занятие следует проводить, сделав перерыв после школы и, конечно, не перед выполнением домашнего задания. Второе условие: занятие должно быть настолько коротким (5–10 минут), чтобы ученик не успел дойти до черты, за которой начинается усталость. Вы на практике сможете убедиться, что дети достаточно охотно соглашаются на короткие занятия, потому что они не нарушают их жизненных планов и не требуют титанических усилий воли, необходимых для преодоления усталости во время продолжительных занятий.

Если занятия проводить регулярно, то за год получится около 200 индивидуальных занятий по 5–
10 минут. Индивидуальность и краткость занятий гарантируют активность работы ученика.

А сколько минут активно работает тот же ученик на уроке? Большая часть занятий в школе – это фронтальная работа. Учитель на уроке не имеет возможности уделить каждому ученику по 10 минут и обычно не дает индивидуальных дополнительных домашних заданий, а если и дает – ученик попробует его сделать вместе с другими домашними заданиями. И, как всегда, он его не сделает или сделает небрежно, потому что не успеет, устанет, отвлечется и т.п.

Другое дело, если это задание разбить на 5–10-минутные занятия и выполнить под контролем родителей за несколько дней. Учитель сможет порекомендовать родителям провести необходимый цикл занятий по плохо усвоенной теме. Таким образом, на коротких занятиях синхронно с учителем можно заранее подготовить ученика к предстоящей контрольной работе.

Основная форма занятий – упражнения, выполняемые устно и имеющие готовые ответы (но в руках родителей). Готовые ответы позволят указать на ошибку сразу, а не через некоторое время после проверки тетрадей учителем.

  1. Многие родители занимаются дома с детьми. Какую помощь окажет предлагаемая методика родителям и детям?

Процесс повторения правил будет разбит на несколько занятий. На этих занятиях сначала в оптимальной последовательности будут повторяться элементарные понятия, необходимые для понимания правила, а потом уже само правило. Например, перед повторением правила о правописании ёо после шипящих можно провести занятие, на котором ученик повторит понятие о корне слова, на следующем занятии потренируется в определении отглагольных образований и т.д. Такой конспект может составить учитель, а в дальнейшем такие разработки могут публиковаться в газете «Русский язык», и родители смогут их найти в Интернете. Материал занятий, построенных по такому принципу, позволит родителям (если ученику очередное занятие покажется сложным) вернуться назад, повторить основы.

Еще одна знакомая ситуация. Ученик говорит: «А нам ничего не задано (учительница заболела и т.д.)». В этой ситуации родители, регулярно занимающиеся с ребенком, не растеряются и смогут заняться, например, повторением пройденного.

Следует заметить, что у слабых учеников запаздывает развитие логической памяти-мышления, да и натуральная память** обычно не очень хорошая. Предложенные занятия будут поддерживать знания, полученные с помощью натуральной памяти, дети опытным путем научатся выбирать наиболее оптимальный метод организации процесса самообразования, т.е. когда и сколько раз в день заниматься, определить длительность занятий и перерывов.

Известно, что дети, не обладающие хорошими способностями, но много времени проводящие у телевизора, хорошо запоминают содержание часто повторяющихся рекламных роликов (они обычно звучат несколько секунд). Но эти же дети затрудняются передать содержание понравившегося им фильма.

Получается, что дети лучше запоминают не связанные, но часто звучащие короткие тексты, чем связанное содержание фильма. Таким образом, вышеприведенные факты также говорят о пользе проведения коротких ежедневных занятий.

Во время занятий не надо применять никаких карательных мер, даже порицания, если ребенок не мог ответить или неправильно ответил. Не должно быть какого-либо давления, ребенок сам должен принимать решение: если он помнит, то отвечает, или ему еще раз надо посмотреть справочные материалы, и он ответит, когда будет готов. Желательно не переносить выполнение задания на следующий день, за исключением случаев явной усталости.

А где же стимул? А он состоит в том, что если ребенок правильно ответил, то его хвалят, и количество занятий сокращают. Почему нельзя ругать в случае неудач? Во-первых, у ребенка может появиться отвращение к таким занятиям, во-вторых, страх неправильно ответить и расстроить родителей будет мешать сосредоточиться на учебной задаче.

  1. О привычке заниматься и мотивации

Скажем честно, что у неуспевающих учеников нет привычки заниматься.

Если мы хотим выработать такую привычку у ребенка, то для этого надо создать определенные условия: занятия должны быть регулярными, не вызывать утомления и отрицательных эмоций.

Регулярно проводимые короткие занятия удовлетворяют таким требованиям, поэтому они могут стать привычными***, а после появления первых успехов – даже желанными. Привычка, инициатива родителей и минимальные временные потери – все это снимет необходимость принимать волевое решение «наконец сесть заниматься русским языком», которое так трудно дается детям. На этих занятиях надежно работает естественная для детей мотивация: правильно ответил – быстро освободился. Используя такую мотивацию, легко освоить самые скучные части грамматики, предварительно разбив «длинные» темы на небольшие фрагменты.

Привычка быстро выполнять задание, выработанная на коротких занятиях, со временем поможет снять еще одну проблему слабо успевающих учеников – они тратят много времени на домашние уроки, но мало что успевают сделать. Иной ученик, чтобы избежать скучной предстоящей работы, бывает готов ухватиться за любой предлог, каким бы ничтожным и случайным он ни был. Я, например, знаю одного господина, который готов разгребать угли в камине, расставлять стулья у себя в комнате и т.д. И все это он делает не преднамеренно, а единственно только потому, что ему к полудню предстоит приготовить лекцию по формальной логике, которую он терпеть не может.

  1. Если материал, изложенный в учебнике, кажется ребенку сложным, то ему можно порекомендовать подводящие упражнения

Например, в 5-м классе происходит знакомство детей с предложениями, включающими прямую речь. Некоторые дети плохо усваивают эту тему, поскольку надо понять, что такое прямая речь, отделить ее от слов автора и уметь расставить знаки препинания. Т.е. учеников просят произвести сразу несколько операций в уме, причем с новыми абстрактными понятиями. «Но послушайте, – думают некоторые неглупые дети, – мы-то знаем, что прямую речь также написал автор, т.е. это тоже слова автора!». Другими словами, масло масляное, в головах учеников начинается путаница: им трудно отделить «речь» от «слов».

Для преодоления этих трудностей применим хитрость: сформулируем задание таким образом, чтобы ученики оперировали не малознакомыми абстрактными понятиями, а знакомым из их опыта конкретным материалом. Используем предложения, в которых «говорят» только животные. Задание сформулируем так: выделить в предложении, что сказали животные, – это в данных предложениях и будет прямая речь.

  • Но тут выплывает кит садись на меня, Айболит.
  • Пошла Муха на базар и купила самовар приходите тараканы, я вас чаем угощу.
  • Но быки и носороги отвечают из берлоги мы врага бы на рога бы, только шкура дорога, и рога нынче тоже недешевы.

(Корней Чуковский)

  1. Несколько слов о состоянии «выученной беспомощности»

Выученная беспомощность – это состояние, которое может возникнуть у детей после ряда неудач, например, по русскому языку. Ученик рассуждает примерно так: «Зачем что-то делать, если я неспособный и в конечном итоге все равно будут неприятности». Возникает стойкая ассоциация: русский язык – неприятности. В таком состоянии ученик перестает выполнять даже те задания, на которые способен.

Чтобы избежать отрицательных эмоций, ученик может прогуливать уроки. Это состояние постепенно распространяет свое влияние и на другие предметы. Выученная беспомощность проявляется эмоциональными расстройствами. Окружающим надо помнить, что приобретение человеком этого состояния во многом зависит от постоянных напоминаний и взысканий, от подчеркивания того факта, что вот большинство, мол, справилось с полученным заданием, а тебе оно не под силу.

Таким образом, ученик нуждается не только в знаниях по грамматике, но и в психологической помощи, в создании комфортных условий. Учитель связан необходимостью оценивать учеников, поэтому он обычно воспринимается учениками как источник неприятностей.

Исходя из этого родителям легче исправить положение, т.е. попытаться связать изучение русского языка с положительными эмоциями. Они должны объяснить ребенку, что человек не должен быть всегда настроен на быстрый успех. Нет таких людей, у которых все всегда получается хорошо. Часто не лишенные способности люди испытывают трудности при изучении какого-либо предмета. Чтобы вывести ребенка из состояния выученной беспомощности, надо ставить ему посильные задачи, причем уровень задач должен быть такой, чтобы первые положительные результаты были достигнуты за достаточно короткое время.

Подведем итоги

Основные задачи:

  1. Создание положительного эмоционального опыта занятий – самая важная задача.
  2. Выработка привычки регулярно заниматься (сначала в облегченных условиях).
  3. Запоминание элементарных положений, словарных слов, постепенный переход к повторению все более сложных правил.
  4. Подготовка ребенка к более длительным занятиям (урок, курсы), т.е. научить детей учиться.

Устойчивость внимания – время, в течение которого ученик способен поддерживать высокий уровень внимания к изучаемому объекту.
Устойчивость внимания зависит от особенности материала, степени его трудности, знакомости, понятности, степени интереса к данному материалу, от индивидуальных особенностей личности, способности посредством волевого усилия длительно поддерживать свое внимание на определенном уровне (Рубинштейн С.Л. Внимание. Психология внимания / Под ред. Гиппенрейтера).
К этому хорошему определению хочется добавить еще наличие привычки заниматься. Ведь автоматизированное действие, каким является привычка, снижает роль волевого усилия. В некоторых случаях (например, вредная привычка) усилие воли направлено, наоборот, на то, чтобы отвлечь внимание от некоторого объекта.

** Натуральная память – выделяется и запоминается самое главное, другой обработке предлагаемый материал практически не подвергается.

*** Привычка – автоматизированное действие, выполнение которого в определенных условиях стало потребностью. С формированием п. связано смещение мотива действия. Если вначале действие побуждается мотивом, лежащим вне его, то с возникновением п. мотивом становится сама потребность в выполнении данного действия. (Психологический словарь, Интернет)

 

ЕГЭ по русскому языку и память.

Итак, самое сложное не запомнить, а сохранить запомненное. После запоминания правила и выполнения ряда упражнений у ученика вырабатывается навык применения этого правила.  Т.е. ученик, не прибегая к трудоемкому подробному анализу, «видит» в тексте «случаи», подпадающие под это правило, и почти автоматически выполняет требования правила.

Навык разгружает весьма небольшую в объеме память сознания, оставляя в ней только необходимую часть правила.  Все остальное усваивается в памяти подсознания.   Например, увидев в тексте «а» или «но», мы, не задумываясь, ставим перед ними запятую.

Все было бы хорошо, если бы некоторые навыки достаточно быстро не исчезали.  На практике получается, что многие ученики быстрее теряют навыки, чем приходит очередь на их повторение.

Что происходит, если навык вовремя не подновлен?  В голове в процессе создания навыка постепенно возникает краткий, удобный для практического применения «образ» правила, но мы его не можем ни увидеть, ни записать.  Он спрятан в «глубинах мозга».  Если навык исчезнет, то нам надо будет его восстанавливать практически заново, т.е. с повторения правила, выполнения упражнений.   В некоторых случаях навык придется еще и исправлять.  Это может произойти  тогда, когда навык не просто забылся, а сильно исказился.  И на исправление  надо очень много времени.

Например, у ученика выработался стойкий навык  писать слово «зделать», хотя ученик знает, что приставки «з» нет.  Но когда он пишет, то это слово «проскакивает» у него в автоматизированном режиме как хорошо усвоенное.  В этом случае придется не только восстанавливать навык, а еще и ломать уже устоявшийся неправильный.

Для тестов, используемых в ЕГЭ,  картинки-подсказки вполне заменяют утраченные навыки.   Если понадобится, то с помощью картинок быстрее восстановить утраченные навыки,   т.к. картинки – это промежуточный продукт между правилом и навыком.  Они позволяют:                                                                                                                                                1.  Быстрее запоминать учебный материал                                                                                              2.  Дольше сохранять его в памяти.                                                                                                                3.  Как можно быстрее и с минимальной затратой сил проводить повторения.

Во всех трех случаях смешанный вербально-образный материал выигрывает у чисто вербального  (словесного) материала.  Доказательство этого  утверждения каждый может вспомнить из собственного опыта. Например, сравните, что лучше: разобраться в  инструкции к сложному устройству, если эта инструкция не имеет картинок или если есть картинки, снабженные пояснениями.

Если мы повторяем сложное подзабытое правило по тексту учебника, то имеем дело практически с такой же инструкцией без картинок, да еще эту инструкцию надо запоминать. Бедная вербальная память надрывается, а образная ничем  не может ей помочь.

Память человека во многом определяется наличием соединительных связей между левым полушарием, в котором хранятся слова в их звуковых оболочках, и правым полушарием с его запасом зрительных образов. (В. В. Иванов. Лингвист, академик РАН.   «ЧЕТ И НЕЧЕТ. АСИММЕТРИЯ МОЗГА И ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ»)

Поинтересуемся, что делают для улучшения запоминания на других предметах.   В физике есть правила и есть формулы, выведенные из этих правил.  Ученики предпочитают  запоминать формулы.  Почему так происходит?

Сравним формулу  о магнитном взаимодействии  (F=kMm/r2)   и  правило: «Два одноименных полюса отталкиваются друг от друга, а два разноименных полюса притягиваются друг к другу с силой, которая прямо пропорциональна «количествам магнетизма», сосредоточенным в этих полюсах и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними».   Ландсберг  Г.С.

   Формула значительно короче,  ее легче запомнить,  удобнее использовать на практике, быстрее повторить.

Формула короче, во-первых,  за счет перекодирования (вместо термина – буква), во-вторых,  в формулу входит только основа правила.  А разнообразные поясняющие  сведения, изложенные в правилах, но не вошедшие в формулу, обычно являются информацией достаточно простой для понимания учеников и легко ими усваиваются.

Ученик механически запоминает формулу F=kMm/r2,  а для его логической памяти предназначена вполне посильная ей информация: «… два одноименных полюса отталкиваются друг от друга, а два разноименных притягиваются».

Хороший пример замены текста на графическое изображение – дорожные знаки. Это тоже картинки-подсказки, с которых можно быстро считывать информацию.

Могут возникнуть вопросы о том, что  отличники усваивают правила без образных подсказок,  что учителя ими не пользуются.   У них хорошая механическая память. Бесполезно рассчитывать на то, что, заучивая правила, ученик улучшит свою память. Механическая память, по мнению многих ученых, примерно после 12 лет не развивается.

Если ученик усердно занимается, то он может опытным путем сам определить, какой объем правил он может усвоить с помощью механической памяти, т.е. выработать навык. Для усвоения оставшегося материала можно рекомендовать использование картинок-подсказок.